АЛЕКСАНДР ЗЕНИН: «Я все еще верю, что мы сможем вернуться к разработкам в области кинотехники и сможем выпускать свое оборудование»

Мы поговорили с главным научным сотрудником лаборатории визуальных изображений в НИКФИ Александром Зениным про музей «Пространство Кинап», о съемках в кино, о технологических сложностях работы с дистрибьюторами и кинотеатрами и многом другом.
Кинокомфорт

Мы поговорили с главным научным сотрудником лаборатории визуальных изображений в НИКФИ Александром Зениным про музей «Пространство Кинап», о съемках в кино, о технологических сложностях работы с дистрибьюторами и кинотеатрами и многом другом.

АЛЕКСАНДР ЗЕНИН: "Я все еще верю, что мы сможем вернуться к разработкам в области кинотехники и сможем выпускать свое оборудование"Расскажите про работу музея и новые экспонаты. Вы занимаетесь восстановлением и настройкой инструментов и техники, расскажите об этом поподробнее

Музей «Пространство Кинап» продолжает работу в режиме «по заявкам», к сожалению, во время пандемии нарушился устоявшийся режим работы с проведением тематических кинопоказов и экскурсий в музее. В сегодняшней ситуации музей, так же, пока не может работать по расписанию, так как изначально его посещение безвозмездное, а экскурсии я провожу лично; музей существует исключительно на мои средства. А у меня сейчас слишком мало свободного времени на это.

АЛЕКСАНДР ЗЕНИН: "Я все еще верю, что мы сможем вернуться к разработкам в области кинотехники и сможем выпускать свое оборудование"Однако, недавно, состоялась экскурсия для студентов профильных ВУЗов. Музей используется и для съемки телепередач, художественных и учебных фильмов. Коллекция пополняется несмотря ни на что, хотя места уже не осталось и многое уходит в запасники. Сейчас все меньше времени на реставрацию и возвращению к жизни исторической кинотехники, времена не очень хорошие… Но недавно я привез в музей самоиграющий язычковый орган (выпущен в 1896 году). Подобно механическому пианино он может играть по программе с перфоленты. Такими музыкальными инструментами пользовались до появления звука в кино, поэтому он занял достойное место рядом с механическим пианино 1906 года в музее. Я занимаюсь его реставрацией по мере появления свободного времени.

АЛЕКСАНДР ЗЕНИН: "Я все еще верю, что мы сможем вернуться к разработкам в области кинотехники и сможем выпускать свое оборудование"Моя первая профессия вовсе не связана с кино… Я получил квалификацию фортепианного мастера, но мне неинтересно было заниматься обычными пианино и роялями, поэтому вначале 2000-х я связал свою жизнь с изучением истории механических пианино — пианол. Тогда я еще и не подозревал, что позже вся моя жизнь будет целиком и полностью связана с кинематографом. Первую пианолу я реставрировал «вслепую», не было в доступе информации… После революции мы полностью утратили знания об этих инструментах, у нас перестали их выпускать, фабрики и студии звукозаписи, где делали для них перфоленты были разорены. Позже я обзавелся иностранной литературой по их реставрации, познакомился с АЛЕКСАНДР ЗЕНИН: "Я все еще верю, что мы сможем вернуться к разработкам в области кинотехники и сможем выпускать свое оборудование"западными реставраторами. Сейчас у меня в общей сложности 24 различных механических пианино.

Из недавних находок по кинотехники — нашелся, хоть и фрагментарно, первый отечественный кинопроектор «Русь-Патэ», который начали выпускать в 1918 году. Для его полноценной сборки и запуска все необходимое есть, осталось только найти на это время… Таким образом в коллекции музея теперь есть полная линейка всех отечественных проекционных аппаратов, которые охватывают период 1918-2004 г. Последний кинопроектор в нашей стране был выпущен в 2004 году, а окончательно кинотехнику перестали выпускать в 2008 году. Может показаться наивным, но я все еще верю, что мы сможем вернуться к разработкам в области кинотехники и сможем выпускать свое оборудование.

Вы выступали техническим специалистом на фильмах, как планируете развиваться в этом направлении?

АЛЕКСАНДР ЗЕНИН: "Я все еще верю, что мы сможем вернуться к разработкам в области кинотехники и сможем выпускать свое оборудование"Музей, который я создавал когда-то для школы, в которой работал 15 лет, постоянно сталкивает меня с участием в съемках. Работающие экземпляры кинопроекторов разных лет вызывают интерес у художников по реквизиту. Я участвовал в съёмках различных проектов от сериалов и телепередач до больших художественных кинокартин. Совсем недавно я был консультантом по исторической кинотехнике на проекте Николая Лебедева «Нюрнберг», в съемках этого фильма приняли участие более 30-ти экспонатов из музея периода 30-х и 40-х годов. Ранее кинокамеры моей коллекции можно было увидеть в картине «Чемпион мира». Приятно, когда АЛЕКСАНДР ЗЕНИН: "Я все еще верю, что мы сможем вернуться к разработкам в области кинотехники и сможем выпускать свое оборудование"на большом экране ты видишь подлинный предмет эпохи, да еще и рабочий!

Не могу сказать, чтобы я специально искал проекты, где можно использовать эти экспонаты. Мир кино настолько тесен, что по пальцам можно пересчитать художников-постановщиков и художников по реквизиту, появляется потребность, и они сами выходят на меня, за последние годы я много с кем познакомился. Так как сложно быстро научить актера на съемочной площадке пользоваться старой кинотехникой, зачастую мне приходиться быть в кадре, или создатели проекта используют в кадре мои руки. Но бывают и исключения: Катерина Шпица по кадру должна была зарядить проектор и включить, и она это делала сама в кадре! Кстати, Катерина освоила проектор времен ВОВ довольно быстро.

АЛЕКСАНДР ЗЕНИН: "Я все еще верю, что мы сможем вернуться к разработкам в области кинотехники и сможем выпускать свое оборудование"Впервые предложение сняться в кино не в качестве «приставки к кинопроектору» я получил около 5-ти лет назад от режиссера Андрея Селиванова. Тогда я снялся в его короткометражном немом фильме из альманаха по рассказам Антона Павловича Чехова. Фильм называется «Смерть тапера», там я играю роль писателя, который подрабатывает киномехаником у барона. А из последнего — меня можно было увидеть дважды в разных образах в сериале «Карамора» Данилы Козловского. По фонам я кручу ручку кинопроектора в порно-кинотеатре Карла. А вот полноценный эпизод мне дали в 4-й серии. В сцене чаепития в имении Льва Толстова я сыграл роль известного в те времена кинематографиста АЛЕКСАНДР ЗЕНИН: "Я все еще верю, что мы сможем вернуться к разработкам в области кинотехники и сможем выпускать свое оборудование"Александра Дранкова, который снимает это событие. Причём это не выдумка, Дранков действительно был придворным оператором у Толстова.

Мне нравятся съемочные площадки. На них я поработал уже в десятке разных профессий. На картинах «Чернобыль» и «Карамора» я был оператором фильма о фильме, на них же снимал кинопробы. На короткометражке «Покупай» выступил в роли художника-постановщика и актера. У Андрея Селиванова был оператором-постановщиком на Ялтинском блоке съемок альманаха по Чехову и многое другое. Даже, снял анимационный короткометражный кукольный фильм, где пришлось написать музыку, чтобы избежать покупки большого количества музыкального материала. Проекты и предложения поступают спонтанно, я очень рад, что все это не имеет однообразия, которое преследовало меня в годы работы в школе.

Ваша компания помогает решать технические проблемы дистрибьюторам и кинотеатрам, как сейчас с этим обстоят дела?

АЛЕКСАНДР ЗЕНИН: "Я все еще верю, что мы сможем вернуться к разработкам в области кинотехники и сможем выпускать свое оборудование"Да, наша с Юрой Мамаевым компания обеспечивает техподдержку кинопремьер и сейчас. Дело в том, что к иностранным фильмам последние три года особо с премьерами и не заморачивались. Зачастую все происходило так: «на настройках кинотеатра». А что касается российских проектов, то это почти всегда утренняя встреча с создателями для теста и настройки конкретного зала/залов. Меньше их, к счастью, не стало. Я очень рад, что создателям небезразлично, как пройдет первый показ и мы выжимаем из оборудование все возможное, чтобы показать фильм таким, как его задумали по части изображения и звука. Однако иностранная техника с вводом санкций тоже начала превращаться в «кирпич» и более старые «ламповые» проекторы оказались надежнее новомодного лазера, а оно и к лучшему, колористы ненавидят лазерную проекцию.

АЛЕКСАНДР ЗЕНИН: "Я все еще верю, что мы сможем вернуться к разработкам в области кинотехники и сможем выпускать свое оборудование"В нашей «тусовке» все знают, что я вообще не сторонник цифровизации, мое мнение — это ненадежно, дорого, большие затраты на запчасти, неярко, слишком большое энергопотребление, зачастую неремонтопригодно. Кстати, статьи и заметки я до сих пор сначала печатаю на механической печатной машинке, там и скорость выше и ошибок меньше — ручной набор без удобства коррекции очень дисциплинирует!

Вы помогаете с показами на фестивалях, как сейчас с этим обстоят дела?

Наши основные мероприятия остались, просто сместились даты. Например, в июле у нас друг за другом прошли три фестиваля, куда мы возили колоссальное количество киноаппаратуры! Наш парк «железок» способен обеспечить постройку как минимум 7-ми кинозалов в, что называется, чистом поле!

В каких историях вам хотелось бы принимать участие?

АЛЕКСАНДР ЗЕНИН: "Я все еще верю, что мы сможем вернуться к разработкам в области кинотехники и сможем выпускать свое оборудование"Моя несбыточная мечта — это запустить с новыми силами наш Никфи (научно-исследовательский кино-фото институт), чтобы вновь велись разработки оборудования, стандартов, да и вообще сделать настоящий отраслевой центр, чтобы было пусть не так масштабно как раньше, но и не как сейчас, когда индустрия почти встала из-за отсутствия поддержки и продажи кинооборудования. Параллельно я привожу в рабочее состояние свою собственную лабораторию обработки кинопленки. Надеюсь, что в скором времени смогу обеспечивать полный сервис по работе с кинопленкой.

АЛЕКСАНДР ЗЕНИН: "Я все еще верю, что мы сможем вернуться к разработкам в области кинотехники и сможем выпускать свое оборудование"Конечно, хотелось бы и интересных новых проектов для нашей компании, ведь мы решили много нестандартных задач за последние годы. Например, показ 70 мм копии «Омерзительной восьмерки», кино с пленки в цехе судостроительного завода, огромного автокинотеатра и кинопоказов на стадионе, а также кинопремьер в театрах.

С уходом зарубежных компаний стало ли сложнее обеспечивать в кинотеатрах хороший звук и качественную картинку? Есть ли какие-то аналоги всего этого у нас?

Сложности есть и немалые. Ничего в нашей стране кроме довольно плохих фильтров для проекторов не производят. Разве что различные конструкции для крепления оборудования, но на этом кино не покажешь… А ведь когда-то было крупнейшее предприятие, которое делало еще не так давно ксеноновые лампы — завод МЭЛЗ. А в Лыткарино создавали отражатели интерференционные. С ремонтом звуковоспроизводящей техники чуть проще — все компоненты неспециальные и легко добываются в Китае. У нас производят динамики и колонки кинотеатральные в Петербурге, но что у них сейчас, когда комплектующие все равно были иностранные — я не знаю. Усилители у нас тоже делают, точнее собирают. Но что касается проекции, то тут монополия 4-х гигантов и все они иностранные.

 

VSEZNAIKA